15:46 

Эвелина Вау
запоминать пейзажи
Лимонов пишет о Макаревиче. Макаревич отвечает Лимонову.
Публика в шоке, не то чтобы кто-то питал иллюзии относительно Макаревича, но... Прочла у кого-то в комментариях, мол, вот он, российский дискурс на ближайшие пятьдесят лет. От этого хочется удавиться. Пятьдесят лет – это чуть больше, чем мне осталось жить по самым радужным оценкам.

Что-то я еще хотела написать о дискурсе, риторике, оскорблении чувств и осквернении опор ЛЭП... Забыла; не хочу, не могу, противно.
«Думаю, уже ничего не поделаешь. Остается воевать и ненавидеть».(ц)


* * *
21 августа 1968
Вот уж чего я не думала, так это что родине приспичит наступить в это говно еще раз, а потом еще раз, и уже – лично мной.


* * *
Долго собиралась написать об этом.

Дедушка умер 6 июля.
В больнице. Днем я сдавала JLPT, пила кофе в «Шоколаднице», а бабушка варила манную кашу, которой мы с Ирой должны были его покормить. А вечером мы застали его в агонии, пока метались по отделению в поисках дежурного врача и реаниматолога, препирались с сестрами, он умер. Посидели в палате, собрали вещи, кашу принесли домой, теплую еще.

Старость, деменция, болезнь отбирают, вымывают близких людей из повседневной жизни раньше их действительной смерти. Привязанность остается, но к чему она привязана – к человеку, к воспоминаниям – разобрать невозможно.

Папе сегодня делают очередную, не помню, какую по счету, двенадцатую? пятнадцатую? операцию. Недавно я смотрела наши пражские фотографии – какие молодые, красивые, счастливые на них мои родители.


* * *
20 августа умер Антон Буслов.

@темы: анамнез, пометки на полях

URL
   

Ещё вчера

главная